Yodda - новости регионов России

Ильман Алипулатов: «Я боюсь за телевидение»

7.08.2016, 15:02
Получив задание поговорить с корифеем дагестанской журналистики, я была несколько взволнована. Ильман Алипулатов знаком мне еще с университета, где он заведует кафедрой электронных СМИ. И мне казалось, что к разговору «на равных» я еще не готова. Однако всё прошло легко и непринужденно. За те полтора часа беседы в кабинете, где «решались десятки тысяч человеческих вопросов», телефоны героя не умолкали. Все хотели получить совет или поделиться чем-то с Алипулатовым. «Все! Больше не отвечу», — говорил он, но по привычке тянулся к телефону: «Вот так живу — планируешь заняться одним, а в течение дня планы меняются по десять раз». Наверное, нет в республике человека, который не слышал бы о тяжелой утрате, которую пришлось пережить известному тележурналисту, автору пяти книг и сотни публикаций в различных СМИ. Внук Ильмана Алипулатова-старшего скоропостижно скончался после продолжительной борьбы с онкологией. По словам деда, всех его друзей, родственников, одноклассников и учителей, Ильман Алипулатов-младший был уникальной, не по годам развитой личностью. Юное дарование публиковалось в еженедельниках «Орленок-Дагестан», «Молодежь Дагестана» и мечтало стать военным. «Его умные, целеустремленные глаза и высокий интеллект совершенно не соответствовали его возрасту, не говоря о его многогранном таланте. Наверное, это и закономерно для внука выдающегося человека, журналиста, политолога, общественного деятеля Ильмана Субхановича Алипулатова-старшего, чей неутомимый труд, правдивость и предельная принципиальность в качестве лучшего журналиста Дагестана внесли существенный вклад в развитие республики», — делится впечатлениями, к сожалению, непродолжительного знакомства с мальчиком главврач Московской Тушинской детской больницы Исмаил Османов. Не удивительно, что наше знакомство началось с подарка — мой герой подарил мне книгу о своем внуке «Двух миров стереть бы нам границы…». В ней собраны воспоминания о мальчике самых разных людей — учителей, сестер, врачей, друзей дедушки, своих друзей. Книга включает в себя и публикации Ильмана-младшего, среди которых есть и интервью со знаменитым дедушкой. В этом интервью раскрыт и мой вопрос о том, как Алипулатов-старший попал в журналистику. «Я мечтал стать летчиком. Многие мои сверстники, друзья были готовы пойти даже в космонавты. Один из моих одноклассников, Толя Черкасов, действительно стал летчиком. Я же выбрал будущую профессию совсем случайно. Все мы, дети той поры, целыми днями гоняли на улице футбольный мяч. Летом 1968 года на каникулах мы с братом приняли участие в футбольном первенстве «Кожаный мяч». Об этом турнире я и написал свою первую заметку. До сих пор помню, как я радовался, увидев в газете «Комсомолец Дагестана» всего несколько строк и свою фамилию под ними. Именно та весьма скромная информация и стала началом моей профессиональной деятельности. Уже потом были новые заметки, статьи, интервью, учеба в ДГПУ, ДГУ», — рассказывает Ильман Субханович внуку, а позже и мне. — Вы уже 40 лет в профессии, вас можно считать корифеем журналистики. В своей передаче «Акценты» вы говорили со многими чиновниками, политиками. Какие они за кадром, ваши герои? — Последние 15—20 лет я пытаюсь анализировать процессы в дагестанском обществе. Я знаю людей, которые до получения какой-либо руководящей должности были вполне адекватными, доступными, а после стали недосягаемыми чиновниками. Такой человек считает, что благополучно устроился в этой жизни и больше ему ничего не надо. Более того, он и мне говорит: «Оставь! Тебе это надо, что ли?». Самое страшное в этом мире то, что человек приспосабливается к любому обществу. Самое сложное в дагестанской журналистике — говорить в эфире то, о чем ты думаешь. Когда болел мой внук, мне помогали люди, для которых я ничего не сделал, а те, кто должен был меня поддержать, отвернулись. — Как развивались отношения к СМИ при разных руководителях в Дагестане? — Сложности были при всех. Но мое личное мнение, что при Магомедали Магомедове работа была плодотворнее. Это человек, который спокойно воспринимал любую критику. У меня есть «вертушка», откуда я могу звонить в правительство. Я мог спокойно набрать к нему по любому вопросу и обговорить темы. В нем не было высокомерия, присущего многим должностным лицам, не считающимся с прессой. Сегодня, к сожалению, в СМИ какой-то однобокий взгляд на всё. — Что вы можете сказать о современном информационном пространстве? — Я 17 лет веду программу «Акценты». Я автор пяти книг, где главная тема — власть, СМИ, общество. Долгие годы я даже в «Дагестанской правде» со всем известной цензурой публиковался и выражал свое мнение. Не позволял вносить правки в свой текст, потому что это уже не я. Я всю жизнь проработал в государственных СМИ, и у меня выработалась внутренняя самоцензура. Профессионал не должен бояться позволять себе выражать критику, но в меру, и она должна быть объективной и аргументированной с учетом современных реалий. Потому что если мы просто беседуем с вами, то это одно, а если это пойдет в тысячную аудиторию — совсем другое. Неизвестно, как это аукнется, как воспримется. Много раз было, что я, не называя фамилий, рассказывал о каких-то фактах в своей передаче, а потом ко мне звонили обиженные и спрашивали, зачем я это сделал. — А как обстоит дело на телевидении? — Я на прошлой неделе проехал ряд районов и столкнулся с тем, что во многих населенных пунктах не смотрят программы дагестанского телевидения. Ни ГТРК, ни РГВК. И дело тут не в социальных сетях, а в «цифре». Это прекрасно, что теперь качество телевидения улучшилось, но теперь там нет дагестанской врезки. Наши программы им просто недоступны. Это не годится! Получается, что в республике 500 СМИ, но информацию до потребителя мы не доводим. Вот мой испытанный и верный друг Джалал Саидбегов, находясь в Италии, каждую мою программу «Акценты» смотрит в Интернете. Каждую программу! Из Баку мне звонят после каждой программы, из Ингушетии, Чечни. Это право выбора человека. Сегодня мне звонили и говорят, что пересматривают мои «Акценты» за 2012 год. В этом огромный плюс социальных сетей. И я боюсь за телевидение, потому что не знаю, что с ним будет через 15—20 лет. Он, умудренный опытом мужчина, рассказывает о своей работе, о том, как он пытался спасти своего любимого внука, о принципах, выработавшихся за годы работы на телевидении, о друзьях. О друзьях, кстати, он говорит много и с воодушевлением. — В борьбе за жизнь моего внука рядом со мной оказались самые разные люди: врачи, чиновники, родные и близкие. Далеко не все из них выдержали экзамен на зрелость и верность профессионализму, долгу, человечности. Особенно близок мне доктор медицины Джалал Саидбегов, который добился больших профессиональных успехов за рубежом. Он более 25 лет живет там, но не теряет связь с родиной и в отпуск всегда приезжает сюда. Он один из лучших специалистов по позвоночнику и принимает тут больных людей со всего Кавказа бесплатно. В этом году принимал платно и все деньги перечислил в фонд имени Ильмана-младшего. Я считаю, что таких людей надо завлекать обратно в республику, открывать тут центры их имени или учебные заведения, чтобы оставалось какое-то наследие. Это же гордость Дагестана. Вот он, имидж. Мой собеседник оказался удивительно цельной личностью, человеком, не меняющим свое мнение. Это ясно из множества интервью, данных в разное время разным изданиям. Вот у меня в руках интервью за 2013 год, данное одной из республиканских газет, где Алипулатов рассуждает на тему коррупции. Дежавю. — В последние годы много говорят о коррупции, но я не вижу реальных действий. Коррупция присутствует в жизни нашего общества повсеместно. О чем говорить, если деньги надо давать на каждом этапе развития: чтобы устроиться в детский сад, в школу, в университет, на работу. Эта проблема пронизывает жизнь нашего общества, и это очень опасно. Я как человек, прошедший через «внука», увидел всю систему здравоохранения изнутри. Сейчас я уверенно могу сказать, что если у человека нет денег, то он не имеет права болеть, так как не сможет вылечиться. Зарплата чиновников состоит из наших налогов, и она очень приличная, но им этого не хватает. За каждую справку, подпись, бумагу надо доплачивать. Я считаю, что если нельзя искоренить коррупцию, то надо хотя бы умерить. Ильман Алипулатов очень твердо выражает свое мнение обо всем, но когда речь заходит о внуке — смягчается. Болезнь внука разделила его жизнь на «до» и «после». «Мы были с Имриком предельно откровенны, нас связывало очень многое. Я видел в нем свое продолжение, брал с собой к своим друзьям, во многие взрослые компании, знакомил с интересными людьми. И Ильман-младший вел себя на этих встречах не по годам уверенно, спокойно, задавал вопросы». По инициативе друзей Ильмана Субхановича в 2016 году создан благотворительный фонд имени Ильмана Алипулатова-младшего «Подарим детям завтра». Фонд занимается сбором средств на лечение и реабилитацию детей из малообеспеченных семей с онкологическими и гематологическими заболеваниями. В работе фонда участвуют многие, но особенную активность проявляет вице-премьер фонда Анжела Байрамбекова — бывшая учительница мальчика.

Автор : Патимат Газманова

Источник: ndelo.ru
© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@newsbomb.ru

Мнение редакции интернет сайта newsbomb.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования